Мы – в нацпроектах «Наука» и «Образование»
Персона
29 Января 2021
2022

Выпускник Политеха Мажди Шариф АНАНИ: «Стихи Высоцкого помогают мне не забывать русский язык»

Мажди Шариф АНАНИ – выпускник Политехнического университета из Палестины. До приезда в Ленинград в конце 1970-х ему пришлось пережить немало испытаний: сначала оккупацию своей страны, потом – работу в военном госпитале в Ливане. Несмотря на трудности Мажди Шариф сохранил оптимизм, окончил электромеханический факультет Ленинградского Политеха, прекрасно выучил русский язык и до сих пор поддерживает связь со своими одногруппниками и преподавателями. Сегодня господин Анани живет в Иордании, а его работа связана с электроснабжением. В беседе с международными службами СПбПУ выпускник Политеха рассказал, как оказался в СССР и почему решил изучать тепловые электростанции, вспомнил, как проходили лекции и экзамены, и поделился, что именно песни Владимира Высоцкого помогают ему не забывать русский язык. Об этом и не только – в нашем интервью.

Выпускник Политехнического университета Мажди Шариф Анани

- Господин Анани, расскажите немного о вашей жизни до приезда в СССР. Где вы жили, где учились?

- Я родился в Палестине, там же окончил школу. Из-за военных конфликтов мы часто жили в оккупации, это было очень тяжело. Тем не менее, я был отличником и на момент окончания школы находился на девятом месте по успеваемости в масштабах всей страны. Мне выделили бюджетное место в Бирзейтском университете Палестины, но я проучился там всего семестр – из-за политических событий университет закрыли. Все надеялись, что кризис продлится от силы пару месяцев, но он растянулся на несколько лет. Так что я вынужден был уехать из страны.

- Куда вы приехали сначала?

- В Ливан. Там через год меня определили на учебу и предложили два варианта: или учиться на скульптора в ГДР, или на врача в СССР. У меня не было склонностей к скульптуре, а становиться врачом я не хотел: после гражданской войны я работал в одной из больниц Ливана. После всего увиденного там было невыносимо сложно продолжать в этом направлении.

- Как получилось, что вы оказались в Политехе?

- Я приехал в СССР, но от специальности врача отказался. Я с детства интересовался электрическим оборудованием и хотел получить связанную с этой сферой профессию. Тогда меня направили на подготовительный факультет в Политехнический институт в Ленинграде. Там я тоже учился на «отлично», и вскоре меня определили в самую сильную учебную группу. По окончании подготовительного факультета у меня снова был выбор – я мог пойти изучать атомные электростанции, но решил, что тепловые более распространены, и выбрал их.

Выпускник Политехнического университета Мажди Шариф Анани в студенческие годы

- Помните начало ваших занятий в институте? Сложно было учиться?

- В первую неделю я думал, что меня скоро выгонят. Несмотря на то, что я старательно учил русский язык, моих знаний было недостаточно для полноценной учебы и общения. Мне казалось, я никогда его не освою! Но в итоге у меня все получилось и меня даже выбрали прочитать речь от имени арабских студентов на линейке по случаю начала учебного года. Это событие придало мне уверенности в себе. Вскоре я освоил русский язык, мог разговаривать на нем и понимать других.

- А как проводили свободное от учебы время?

- У нас, студентов из Палестины, был свой союз. С помощью городского совета мы арендовали залы, где отмечали наши национальные праздники. Для этого готовили выступления, речи и концерты художественной самодеятельности. Среди студентов было нелегко найти артистов и музыкантов, мне самому приходилось придумывать спектакли. Всего за время учебы я поставил девять или десять спектаклей. Я был и сценаристом, и режиссером, и актером, комедийно обыгрывал последние актуальные события.

- В то время студенты выезжали на сбор урожая, вступали в стройотряды.  Вы тоже получили такой опыт?

- Мои одногруппники выезжали собирать морковь и картошку в Карелию. А меня, как иностранца, не пускали, боялись за мое здоровье, хотя я всегда был готов и очень хотел поехать вместе со всеми.

И, конечно, я не хотел покидать Советский союз, не побывав в стройотрядах. В 1985 году, после окончания пятого курса, мне удалось вступить в стройотряд в городе Карачаевске. Мы жили там почти два месяца, это время для меня поистине незабываемое! Я очень многому там научился и сильно повзрослел – задачи были сложные, ответственные и физически трудные.

- У вас появились в нашей стране любимые музыкальные исполнители, писатели?

- Я совсем не понимал музыку Высоцкого, его хриплый голос, для меня было загадкой, почему в России все его так любят? Но когда я выучил русский язык и понял смысл песен Владимира Семёновича, то уже не мог остановиться и до сих пор слушаю его песни каждый день. Стихи Высоцкого и произведения Достоевского помогают мне не забывать русский язык.

- Случались ли с вами забавные случаи во время учебы в Политехе?

- Конечно, и не один! Помню такой случай. Дело было на экзамене по истории КПСС. Шла зимняя сессия, за окном – мороз в -35 градусов, а в институте почему-то в тот день отключили отопление. В моей группе учился палестинец Мустафа, и он пришел на экзамен в куртке и шапке. Преподаватель задала ему вопрос: «Что для вас экзамен?». Мустафа ответил, что это сессия, когда студенты отвечают на вопросы, и таким образом происходит оценка их знаний. Преподаватель задала тот же вопрос другому студенту, потом еще одному, а когда речь дошла до меня, то я ответил, что экзамен – это праздник труда. Тогда меня вызвали к доске, и экзаменатор сказала: «Смотрите, человек празднует экзамен!». А я был в костюме, гладко выбритый, надушенный одеколоном – ведь я правда шел, как на праздник. Мне тогда поставили «отлично» и отпустили, а остальные отвечали по билетам.

Был еще такой случай. На лекции по математике один студент, спортсмен, участник Спартакиады народов СССР, сидел и читал газету «Известия». Лектор увидел это и сделал ему замечание: «Молодой человек, вы слушайте меня, а вашу «Правду» отложите, потом прочтете». Студент ему ответил: «У меня не «Правда», у меня «Известия». На что преподаватель сказал: «Все равно в нашей «Правде» нет известий, а в наших «Известиях» нет правды». Я до сих пор помню эту фразу!
Мажди Шариф Анани вместе с иностранными студентами Политехнического института из Ливана, Палестины, Кубы и Афганистана
- Сейчас продолжаете общаться с одногруппниками?

- После окончания учебы мы поддерживали отношения только через почту – обменялись адресами и переписывались. Многих потом отправили на работу в другие места, так что мы потеряли связь. Спасибо Интернету, в 2016 году одногруппники нашли меня в Facebook. Оказалось, что они собирались каждые пять лет! Так что в 2016 году на тридцатилетие нашего выпуска я приехал в Санкт-Петербург. Мы катались на корабле по рекам и каналам, а потом отправились в ресторан «Метрополь», где проходил наш выпускной. Мне часто снился Ленинград, но тогда, впервые после 30-летнего перерыва увидев город, я влюбился в него заново. После я стал приезжать в Россию при каждой удобной возможности, мы часто встречаемся с одногруппниками. А в феврале 2018 года меня пригласили на 120-летие Политеха, это было здорово!

- А как сложилась ваша жизнь и карьера после института?

- После учебы я приехал в Иорданию. Там меня забрали на военную службу на два года и назначили переводчиком, так как требовалось наладить общение между российскими и военными экспертами и иорданскими солдатами. После службы я сразу нашел работу в сфере электроснабжения, работал начальником по снабжению новых объектов разными видами энергии, занимался строительством и обеспечением больниц, университетов, школ, театров, спортивных комплексов, заводов и фабрик. Из-за пандемии я потерял работу, так что сейчас отдыхаю. Но будущая работа уже ждет, проекты появляются снова.

В Политехе Мажди Шариф Анани научился многому, помимо специальности. Например, он понял, что врагов в жизни не бывает. Есть только друзья и «не друзья»

- Господин Анани, вопрос немного философский – чему вас научил Политехнический институт? Если бы у вас был выбор, поступили бы вы сюда снова?

- В Политехническом институте я научился многому, это связано не только с образованием. Например, я узнал, что такое настоящая дружба, и понял, что врагов в жизни не бывает. Есть только друзья и «не друзья». Экзамены мы сдавали, вытягивая билет, и рассказывали тему сразу, поэтому не было возможности подглядеть и списать. Это научило меня прямолинейности, устойчивости, а еще придало уверенности в себе.

На первом курсе у нас были лабораторные работы по физике. Студентов разделили на небольшие группы. Один парень из Доминиканы знал только испанский язык, он не говорил ни по-английски, ни по-русски, и в целом вел себя немного странно. Никто не хотел с ним работать, и преподаватель определила его в мою группу, сказав, что мы способны выучить любой язык за неделю. Студент не понимал ничего до тех пор, пока я не начал объяснять ему задания на испанском. Благодаря тому случаю к концу семестра я немного освоил испанский язык. И тогда преподаватель сказала мне: «Из вас получится хороший инженер, но хороших и даже отличных инженеров в мире много. Лучше вам пойти в университет на филологический факультет или международные отношения, вот там ваше место». Тем не менее, я все-таки не стал менять направление обучения, а окончил институт, стал действительно хорошим инженером и нашел достойную работу. Но меня до сих пор тянет в область международных отношений и языков. Я доволен тем, как все сложилось, но если бы у меня был выбор, то пошел бы, наверное, в эту сферу. Я знаю, что в СПбПУ есть направление международных отношений, так что в любом случае я выбрал бы Политех.

- Господин Анани, благодарим за интересное интервью! Желаем вам успехов и удачи!

 

Материал подготовлен международными службами СПбПУ