Мы – в нацпроектах «Наука» и «Образование»
#НастоящиеВеликие
13 Мая 2020
1920

#НастоящиеВеликие: о профессии мечты

Одними из самых востребованных специалистов на рынке труда сегодня являются программисты. Интересные проекты, работа в крупных международных корпорациях, свобода творчества, плюс зарплаты с пятью нулями и офисы в духе Google – это далеко не всё, что привлекает молодых людей в программировании. Стать частью этого профессионального сообщества студентам помогает новый герой спецпроекта «Настоящие великие».

Павел Дробинцев, директор Высшей школы программной инженерии Политеха

Павел Дмитриевич Дробинцев, директор Высшей школы программной инженерии Политеха, выстраивает процесс обучения в тесной связи с партнерами (Mail.ru, Dell Technologies, EPAM, Huawei, FirstLine, список можно продолжать), где стремятся работать многие молодые и перспективные ребята. «Мы выступаем как площадка, на которой студенты могут познакомиться с будущими работодателями, а работодатели – пообщаться со студентами», – говорит Павел Дмитриевич. Его профессиональный путь тоже начался в университете, поэтому он как нельзя лучше понимает, как мотивировать студентов.

Информационное обеспечение полета Юрия Гагарина в космос, совместный проект с Федеральным медико-биологическим агентством России, программное обеспечение фабрик будущего – проекты Высшей школы настолько разнообразны и интересны, что и правда делают программирование профессией мечты. На сколько баллов нужно сдать ЕГЭ, чтобы учиться на программиста, и почему высшее образование обязательно нужно получить, несмотря на истории Стива Джобса и Марка Цукерберга, – это и еще многое другое узнаете из интервью с Павлом Дмитриевичем.

В интервью рассказал, почему высшее образование нужно получить, несмотря на истории Стива Джобса и Марка Цукерберга

- Высшая школа, которую вы возглавляете, является преемницей кафедры «Информационные и управляющие системы». Ее сотрудники участвовали в запуске Гагарина в космос! Расскажите подробнее, чем именно они занимались?

- Всё началось задолго до самого запуска, где-то в 1950-х годах. Кафедра была создана в 1949 году и носила название «Математические и счетно-решающие приборы и устройства», а в 1956-м начала работы по созданию автоматизированной цифровой информационной машины «Кварц» – это вычислительный комплекс, предназначенный для определения параметров траектории космических (орбитальных) объектов и передачи данных по специализированным каналам связи на наземные пункты. До этого как летали: запускался спутник, который двигался по определенной траектории. Эта траектория отслеживалась наземными станциями, где данные о полете записывались на самописцы, которые доставлялись в центр обработки, и данные анализировались только постфактум.

Чтобы запустить в космос человека, нужно было построить систему управления, которая позволила бы не только анализировать данные, но и отдавать управляющие команды на корректировку курса в реальном времени. К созданию машины «Кварц» были привлечены не только сотрудники, но и студенты кафедры. После запуска в 1961-м всё прошло хорошо, и было создано еще три поколения этой машины, которые активно использовались для поддержки запусков искусственных спутников Земли и космических кораблей-спутников.

Сотрудники кафедры и НПО «Импульс», участвовавшие в запуске Гагарина в космос

Еще одной важной вехой в истории кафедры стало участие в разработке автоматизированной системы управления РВСН (ракетных войск стратегического назначения). Стояла задача разработки системы, обеспечивающей передачу в войска определенного перечня команд, служащих для перевода войск в различные состояния готовности, планирование применения вооружения, пуска или отмена пуска ракет. В рамках реализации данной работы было решено множество задач в таких областях, как надежность и живучесть программно-аппаратных комплексов, безопасность передачи данных и так далее.

В работе над этими двумя глобальными проектами принимало участие очень много студентов и молодых выпускников. Интересно, что по результатам выполнения проектов семи сотрудникам присвоили степени кандидата технических наук без защиты диссертации. 

- Прошло уже больше 70 лет, продолжает ли высшая школа заниматься космическими технологиями?

- Есть отдельные проекты, которые выполняются совместно с ЦНИИ РТК – лидером отечественного роботостроения спецназначения. Несколько лет назад работали над созданием модели лунохода – специализированной платформы, которая двигается по поверхности Луны. Нельзя сказать, что высшая школа нацелена на это направление, но работы остаются.

- И чем сейчас занимаются в Высшей школе программной инженерии?

- Информационными системами и всем, что связано с созданием подобных систем. Но понятно, что помимо аппаратной составляющей существует программная, которая в последние годы занимает все большую часть разработки. И сейчас, даже по названию высшей школы это видно, – программированием мы занимаемся больше, чем аппаратной частью.

В высшей школе программированием занимаются больше, чем аппаратной частью

- Как раз хотела спросить, а что такое программная инженерия?

- Это область, в которой инженерный подход применяется к разработке программного обеспечения. В нашем сообществе есть давний спор, программирование – это искусство или ремесло, творчество или работа? Программная инженерия, как по мне, это скорее ремесло. Кроме написания программного кода, есть много разных процессов и аспектов, которые нужно учитывать при разработке программного обеспечения. Программная инженерия включает в себя управление проектами, умение правильно писать код, проверять его, обеспечивать качество конечного продукта... Сама область знаний достаточно обширна: в ней есть несколько десятков подобластей, каждая из которых составляет отдельную профессию.

Кстати, методы, которые появляются в программной инженерии, в компаниях, работающих в этой сфере, очень часто идут впереди относительно других отраслей. Например, сейчас все говорят про Agile – гибкие подходы к управлению проектами. Но в программировании Agile начали использовать в начале 2000-х годов, и всё это работало и существовало в индустрии. А в других отраслях это появляется только сейчас.

- Получается, программная инженерия задает тренды?

- В каком-то смысле, да. Программирование есть везде, куда ни загляни. Поэтому очень многие его методы перенимают и сами отрасли.

- Я знаю, что в вашем арсенале очень много интересных реализованных проектов. Расскажите о них подробнее. 

- Интересный проект, который мы выполняем вместе с Индийским институтом технологий Бомбея, связан с промышленным интернетом вещей для фабрик будущего. Мы описали язык, который позволял бы создавать формальную модель безлюдных производств и доказывать на этой модели различные свойства. Например, свойства, связанные с безопасностью. Этим в высшей школе занимаются давно, есть целая научная школа. И результаты ее работы внедрены в промышленность. 

В лаборатории Высшей школы программной инженерии вместе с профессорами Шьямасундр и В.П. Котляровым

Еще есть инициативный проект: его идея заключается в том, чтобы помочь профессиональным спортсменам достичь пиковой формы в нужный момент. Для этого снимается большое количество показаний, относящихся к их здоровью и физподготовке, результаты на тренировках, и на основе этого строится модель. Искусственный интеллект, проанализировав эти данные, может предсказать, в какой момент спортсмен выйдет на пиковую форму. С этой информацией тренерам и врачам проще подвести атлета к соревнованиям. Эту работу мы ведем с Федеральным медико-биологическим агентством России.

- Ого! Это интересно, как, казалось бы, миллион строчек кода могут дать заключение физическому состоянию человека.

- На самом деле, у нас есть много проектов, связанных с медициной. Например, с компанией EPAM мы адаптировали инструмент, анализирующий статистику в BAM-файлах, для использования на суперкомпьютерах. BAM-файлы, в которых обычно представляются результаты секвенирования ДНК, имеют очень большой объем, и их анализ может занимать несколько суток. С помощью разработанного нами инструмента удалось сократить время анализа до минут.

- Вы упомянули очень известную компанию-разработчик EPAM. Знаю, что среди ваших партнеров есть Яндекс, ОККО, Mail.Ru, Huawei, DELL Technologies и многие другие. Расскажите, как строите с ними работу? 

- Взаимодействий много, и все они очень разнообразные. Есть несколько стандартных вещей, которые мы делаем всегда. Во-первых, это студенческие проекты. Когда наши ребята получают возможность решить какую-то задачу по запросу компании. Причем эта задача обычно носит характер R&D (Research and Development) – то, что компания не может сделать внутри себя из-за высокой стоимости инженера, но готова вывести наружу. Проекты различны, обычно в них работают до пяти студентов средних курсов. Старшие уже поголовно трудоустроены, а младшие таким образом входят в профессию.

Высшая школа сотрудничает с крупнейшими мировыми компаниями

Во-вторых, это летние практики и стажировки. Стажировка – это тот же самый проект, но уже внутри компании, когда ведется работа непосредственно с ее инженерами. А летние практики дают возможность в течение двух-трех недель поработать в определенной компании и реализовать проект. Например, с онлайн-кинотеатром ОККО студенты работали над графовыми базами данных, где хранится информация о фильмах.

Партнеров много, мне кажется, в Петербурге вряд ли есть софтверная компания со штатом больше 100 человек, с которой мы не взаимодействуем и в которой не работают наши выпускники. Наша область крайне динамичная: методы, подходы и технологии в ней меняются очень быстро. И то, чему мы научили студентов этой весной, следующей уже может быть не востребовано. Рынок быстро перестраивается и меняется, поэтому нам очень важны индустриальные партнеры.

Я сам такой: на третьем курсе пошел работать. 

С третьего курса Павел Дробинцев начал работать в Motorola

- Вы устроились в Motorola. Как так вышло?

- В 1996 году на кафедре был открыт центр «Motorola-Политехник», в рамках которого осуществлялись НИРы. Еще мне очень нравилось, что по субботам у нас все занятия вели сотрудники компании. 

- Вы учились, вас заметили и пригласили на работу, да?

- У меня была немного неклассическая история. Я получил грант на выполнение научной работы от головной Motorola в Америке, в течение трех лет занимался исследованиями, а по результатам защиты гранта и вовсе занял первое место. По итогам этой работы я написал кандидатскую диссертацию – это было очень удобно. Как раз то, чему я учу своих студентов: диплом нужно писать по проектам, в которых ты работаешь, в компании или на кафедре.

- Что вам дало то, что вы уже с третьего курса работали по специальности?

- Я считаю, что в нашей области это единственно возможный вариант развития и единственный способ стать хорошим специалистом. Ты должен смотреть, что происходит на рынке, должен попробовать себя в разных отраслях. Спрос на айтишников очень большой, поэтому у ребят есть возможность поставить над собой эксперимент  и попробовать себя в разных позициях. Можно заниматься разработкой ПО, тестированием, сопровождением, можно создать свой продукт и выйти со стартапом. 

Награждение за лучший проект. Сан-Франциско, Motorola, 2005 год

-  А что касается Big Data, это ведь тоже отдельная отрасль. Насколько она перспективна?

- Это одна из самых динамичных сфер. Более того, от больших данных напрямую зависит развитие искусственного интеллекта. Эти два понятия сильно переплетены, потому что искусственный интеллект всегда работает на основе данных. И наоборот, чтобы анализировать большие объемы данных, очень часто необходим искусственный интеллект, потому что он может делать это быстро и давать неочевидные результаты, которые сложно получить при анализе традиционными методами.

- На вашем онлайн-курсе «Наука о данных и аналитика больших объемов данных» я увидела удивительную статистику. 90% данных в мире были сгенерированы за последние два года. А предел когда-нибудь может настать? 

- Нет. Данные нагенерить несложно – вопрос, что дальше с ними делать. Все работы, которые ведутся относительно больших данных, призваны помочь государству, или бизнесу, или другим заинтересованным субъектам проанализировать их, чтобы достичь определенных целей.

Курс, о котором вы говорите, пользуется очень большой популярностью среди студентов. Им интересно работать с данными, потому что результат всегда виден. В рамках этого курса, который также читается в высшей школе офлайн, ребята пишут курсовые проекты, и часто получаются интересные результаты. Например, в одном из курсовых проектов, студенты проанализировали 400 тысяч пользователей ВКонтакте в применении к Политеху: из каких городов к нам приезжают учиться, где работают выпускники и так далее. Эти данные впоследствии использовались при планировании приемной кампании.

Вместе с коллегами Павел Дробинцев работает над самыми инновационными проектами

- Если раньше все хотели быть экономистами и юристами, то сейчас все хотят быть программистами. Как думаете, чем это обусловлено?

- Резко вырос спрос. Рост любой из индустрий и тренд цифровизации приводит к тому, что появляется потребность в программировании. Выросла химическая промышленность – появились задачи, связанные с автоматизацией химпроизводств. Полетели в космос – нужно считать траектории полета, обрабатывать информацию. Автопром: создали систему «ГЛОНАСС» – под нее нужно делать приложения и обрабатывать собираемые данные. Медицина: сделали прибор – для него нужно разработать программное обеспечение. Вообще, внутри каждого устройства есть составляющая, которая связана с программным обеспечением и коммуникацией с другими устройствами, отсюда появляется технология, известная как интернет вещей. 

За счет этого рынок растет быстро и динамично. А с учетом того, что сейчас вообще всё уходит в цифру и намного проще смоделировать процесс или устройство в цифре, не выводя в реальный мир, запрос на подобных специалистов растет еще быстрее.

- Павел Дмитриевич, вы рассказываете о таких интересных вещах! Если бы я была абитуриентом, то точно пошла бы к вам учиться. Как вообще, тяжело поступить, высокие проходные баллы?

- Баллы высокие, одни из самых высоких на текущий момент по институту и Политеху в целом. В прошлом году нижний порог был 274 балла по ЕГЭ – это на 80 бюджетных мест. И каждый год баллы растут. Второй год у нас на «Программную инженерию» есть конкурс на контрактное обучение. 

Баллы на «Программную инженерию» одни из самых высоких по институту и Политеху в целом

- К вам приходят талантливые и замотивированные студенты.

- Они уже много знают, хотят учиться, наша задача им помочь.

- Сложно учиться?

- Честно говоря, сложно пережить первые два года и не уйти полностью в работу, не бросить вуз. Искушение очень велико. К концу первого курса ребятам кажется, что они уже всё умеют. Они изначально приходят не с нулевыми знаниями, а потом на введении в профдеятельность они видят, какие есть компании и какими проектами они занимаются; смотрят на HeadHunter вакансии и уровень зарплат; и пытаются трудоустроиться. Здесь самое главное не отвлечься и дойти до конца с образованием. По статистике отчислений приблизительно 25-30% студентов не доходят до конца. Какой-то процент из них – те, кто решил уйти по своему желанию, не дожидаясь получения диплома. Обычно это не очень хорошо заканчивается, и они потом возвращаются.

- А почему это плохо, что человек ушел в свое направление и развивается в нем? Ведь в мире IT ценятся навыки, а не корочки. Достаточно того же Стива Джобса вспомнить.

- Есть два риска. Первый: если ты пошел работать в определенную компанию и зашорился. Ты не видишь, что происходит на рынке, не знаешь, какие еще есть направления, не всегда понимаешь тренды. Второе: считается, что программист строит карьеру лет 10-15. В каком-то возрасте человек все равно уйдет на менеджерскую позицию или станет техническим лидером. И когда ты претендуешь на руководящую позицию, то тебе нужны формальные статусы и кругозор, поставленный фундаментальным образованием.

- Значит, пожелаем терпения и усердия вашим студентам. Спасибо, Павел Дмитриевич, за интересный разговор!